Юрий Шварёв. Корни пустоцвета. Беседы по истории религий

Рейтинг

КОРНИ
ПУСТОЦВЕТА
Беседы по истории религий
ЛЕНИЗДАТ • 1988.

  В нашей стране пока еще есть люди, которые верят в существование сверхъестественных сил. Одни верующие исповедуют христианство, другие—ислам, третьи — иудаизм, но все они похожи друг на друга тем, что им кажется: миром управляет бог. Имеются и такие, которые считают себя неверующими, в церковь не ходят, на коленях перед иконами не стоят, но верят в гадания, знахарство, вещие сны, опасаются «дурного глаза», руководствуются суеверными приметами.
  В предлагаемых беседах рассказывается о том, как возникли и развивались религиозные верования, какую роль они играли в жизни народов и на чем держится религиозность людей в наши дни. Книга написана для молодых читателей, в первую очередь для учащихся средних школ, профтехучилищ и техникумов.

                    ПЕРВОБЫТНЫЕ ВЕРОВАНИЯ

Беседа 1. Думы и эмоции дикаря + Пустоцвет + Земные силы принимают формы неземных + Фетиши, тотемы, духи + Гонец в загробный мир.

  Церковные историки говорят, что возраст религии равен возрасту человечества, что первые поколения людей на земле уже верили в бога. Некоторые буржуазные защитники церкви утверждают, что религиозность — это врожденное свойство каждого человека, что вера в сверхъестественное всегда была и всегда будет жить в сознании людей. А наукой убедительно доказано, что в истории человечества был период, когда люди не верили ни в каких богов. И придет такое время, когда жизнь навсегда отодвинет религию на задворки истории.
  Как же возникла религия?
  Главная причина появления религиозных верований — это тяжелые жизненные условия первобытных людей: их бессилие перед грозной природой, перед хищниками, болезнями, голодом и холодом, а также перед стихийностью собственных общественных отношений, порождавших насилия, вражду, убийства. Различные опасности подстерегали первобытного человека на каждом шагу.
  На заре человечества люди оживотворяли природу. Им казалось: восходит солнце — живое, струится ручей— живой, треснула сломанная ветка — дерево живое, жалуется на боль. Представляя мир некой живой и могущественной силой, человек пытался каким-то образом войти с ней в контакт, как-то задобрить ее, распо-ложить к себе. Иногда природа «угождала» людям — давала хорошую погоду,
дарила обильную пищу, удобную пещеру для жилья. Но чаще неведомые силы казались человеку враждебными и чужими.
  Мы заговорили о тяжелых условиях существования первобытных людей. Но одного этого обстоятельства для возникновения веры в бога было мало. Свое бессилие перед действительностью ощущали и захваченный лесным пожаром медведь, и провалившийся в яму-ловушку мамонт. Здесь надо обратить внимание на слово «ощущали». Одни ощущения сами по себе не могут породить религии. Религию порождают и чувства и мышление.
  Выделившись благодаря труду из животного мира, человек еще долго реагировал на проявления окружающей среды не столько разумом, сколько инстинктами. Размышлять, сопоставлять различные явления, увязывать настоящее с прошлым, думать о завтрашнем дне он начал лишь тогда, когда его мозг развился до способности создавать представления о вещах, которых в данную минуту перед глазами не было.
  Для религиозных фантазий необходимо абстрактное (отвлеченное) мышление. А развитие такого мышления невозможно без человеческой речи. Речь, слова помогали фиксировать в памяти образы и понятия, как в наше время чертеж помогает конструктору зафиксировать на бумаге изобретенную деталь. Членораздельная речь способствовала развитию нервно-мозговой системы, которая не только воспринимала то, что видели глаза, слышали уши, ощущала кожа, не только выдавала инстинктивные импульсы, но и была способна выделять в предметах и явлениях главные признаки, запоминать их, отличать постоянные свойства вещей от временных.
  Короче говоря, необходимой предпосылкой возникновения религии было развитие человеческого сознания до такого уровня, когда первобытный житель не только ощущал, но и разумом понимал свою слабость перед природными и общественными стихиями, когда он начал размышлять над тем, как ему улучшить свое повсе-дневное бытие.
  Процесс облегчения жизненных тягот пошел как бы по двум тропинкам — реальной и мнимой. С одной стороны, мышление помогало человеку частично преодолевать свою беспомощность – улучшать орудия труда, совершенствовать жилища и одежду, находить новые способы добывания еды, заключать мир с более сильным соседом. С другой стороны, абстрактное мышление позволяло создавать в мозгу желательные, утешительные, хоть и не всегда осуществимые фантазии. Иллюзорные мечтания утешали людей, по-своему компенсировали (восполняли) их слабость перед окружающей действительностью, уводили от суровой реальности в мир обманчивых, но приятных, успокоительных надежд и ожиданий.
  Первобытный человек имел настолько скудные знания о причинах природных явлений, что все вокруг было для него сплошной загадкой. Почему дует ветер и идет дождь? Почему растут цветы, ягоды, деревья? Кто зажигает звезды в ночном небе? Куда на ночь прячется солнце? Почему икринка превращается в рыбу, а из яйца вырастает птица? Отчего соплеменники болеют и умирают? Ответ на эти и тысячи других вопросов часто подсказывала фантазия. Люди нередко принимали за действительность и то, что им виделось во сне, в бреду, в галлюцинациях. Реальность и тут легко перемешивалась с иллюзиями.
  Попробуйте представить пещерного жителя во время сильной грозы. Ему страшно. Он думает: «Кто бросает с неба на землю огненные стрелы? Какая сила грохочет за темными тучами?» В его мозгу рисуется образ могучего существа, способного сотрясать небо и обрушивать на землю потоки воды. Идет время, вера людей в существование заоблачного громовержца крепнет. Они обращаются с заклинаниями к небесам уже не только во время грозы, но и в ясную погоду.
  Говорят, мысль — мать фантазии. Есть фантазии полезные, они ведут к открытиям, изобретениям, научным догадкам, помогают создавать произведения искусства, зовут к преодолению реальных трудностей. Но есть фантазии обманчивые, они уводят людей от действительности в мир иллюзий, ложных понятий, несбыточных мечтаний. В первобытном обществе начали утверждаться коллективные иллюзорные представления о сверхъестественных существах и явлениях. Фантастические предположения и вымыслы как бы «перелетали» из головы человека в темные леса, высокие горы, недоступные пустыни и продолжали там «жить» своей загадочной, таинственной жизнью.
  Фантастическому «оживлению» воображаемых образов немало способствовали индивидуальные и коллективные переживания людей – страх, отчаяние, подавленное настроение и т. д. Мыслительно-познавательный процесс неотделим от психики человека. Преодолевать отрицательные эмоции, успокаивать и утешать самих себя помогали первобытным людям все те же иллюзии. В тягостные дни воображение услужливо подсказывало им приятные ситуации – рисовало представления о невидимых добрых силах, которые приносят удачу. И если через какое-то время действительно выпадала удача, люди приходили в восторг. Они верили, что им помогли те силы, к которым они обращались с мольбой накануне.
  Абстрактное мышление способно создавать самые причудливые образы, в которых реальные свойства вещей срастаются с воображаемыми, как в художественной панораме объемные фигуры сливаются с рисунком на полотне. Рожденные человеческим мозгом призрачные образы «вписывались» в окружающую среду, а потом воспринимались людьми так, будто они существуют реально. Религиозную фантазию мы потому и называем ложной, обманчивой, что она как бы «превращает» воображаемые предметы в действительно существующие, подменяет знания слепой верой, направляет человеческую мысль на путь бесплодных блужданий в лабиринте иллюзий. Не случайно В. И. Ленин сравнивал религию с пустоцветом, который вырос на живом дереве человеческого познания 1.
  Первобытный человек стал поклоняться силам, которых в самом деле в природе не существовало. Это и было началом религии. Наряду с реальным, видимым, ощущаемым, осязаемым материальным миром людям чудился еще один мир — невидимый, непостижимый, сверхъестественный. Фактически этого второго мира, разумеется, не было. Тем не менее он представлялся людям вполне реальным, живым, действующим.
  Над человеком стали господствовать созданные его же мозгом религиозные представления. Вот что писал по этому поводу Ф. Энгельс: «…всякая религия является не чем иным, как фантастическим отражением в головах людей тех внешних сил, которые господствуют над ними в их повседневной жизни,— отражением, в котором земные силы принимают форму неземных»   .
  Не вдаваясь в теоретические подробности, мы упомянули о социальных (тяжелые жизненные условия), гносеологических (мыслительно-познавательные) и психологических корнях религиозного пустоцвета. Религия имеет также и свои исторические корни. Из наших последующих бесед вы увидите, что всякая религия нарождалась и вызревала в определенной исторической обстановке. Менялись условия жизни людей, менялось устройство человеческого общества — менялись и формы религиозных верований.
  Какими же были самые ранние религиозные верования? Познавая в ежедневной практике свойства различных предметов, люди запоминали эти свойства и находили им применение. Водой омывали раны. Из звериных шкур делали одежду. Заостренной костью усиливали деревянное копье. Но дело и тут не обходилось без заблуждений. Например, удобный для броска камень на охоте чаще попадал в птицу, чем камни другой формы. Этому камню приписывались чудодейственные свойства. У прибрежного куста на речной заводи легче было подкараулить и схватить рыбу, чем в других местах,— куст казался человеку добрым помощником. У приметного дуба в лесу часто попадались съедобные коренья и ягоды — люди считали это заслугой дуба.
Складывалось особое отношение к некоторым предметам — орудию охоты, птичьему перу, дереву и т. д. Люди видели в них таинственных, обеспечивающих удачу союзников. Их брали с собой на охоту, носили в качестве охранительных амулетов, вывешивали перед стойбищем, прикладывали к телу больного.
  Фетишизм — поклонение неодушевленным предметам, которым приписываются сверхъестественные свойства,— один из элементов религиозного мировосприятия, входящий как составная часть практически во все ранние формы религии. В почитаемые предметы накрепко «вросли» иллюзорные свойства, созданные человеческим воображением. Поклонение предметам-«помощникам» оказалось удивительно стойким и живучим. Фетишизм в том или другом проявлении прижился во всех последующих религиозных верованиях. В каждом культе находились свои материальные объекты для поклонения.
  С развитием религий люди стали прибавлять к природным фетишам фетиши рукотворные. Воображаемые религиозные образы человек начал делать сам — из глины, воска, дерева, камня. И нынешние статуэтки богов, иконы, кресты, атрибуты богослужений представляют собой отголосок древних фетишистских верований. Верующие и сейчас признают за такими предметами некие священные чудодейственные свойства.
  Живая человеческая мысль не давала ранним религиозным представлениям навечно окаменеть в своих первоначальных формах. Со временем людям стало казаться, что чудесная сила фетишей таится не в самих предметах, а в их невидимых двойниках. В воде человек видел отражения самого себя и прибрежных пейзажей. В ясную погоду от всех живых и неодушевленных объектов на землю падала тень. В этих отражениях и тенях людям виделись молчаливые двойники, которые то открываются глазу, то снова прячутся внутрь предметов.
  Религиозное сознание «поселило» прячущихся двойников в людей и животных, в растения, пещеры, рощи, холмы. Нашлось иллюзорное объяснение многим природным загадкам — засыханию дерева, увяданию травы, гибели зверя или птицы, смерти человека. Пока двойник здравствует — все в порядке, двойник покинул свою оболочку — наступает беда.
  По первобытным представлениям, неуловимые двойники могли переселяться из одного тела в другое, менять свой внешний облик. Люди верили в возможность превращения одних существ и предметов в другие. Им казалось, что человек может перевоплотиться в быка, орла, скалу; зверь может стать человеком, птицей, рыбой; Река — змеей, радугой и т. д. Заметим, что и вера в оборотней долго сохранялась во многих религиях.
  По тем или другим признакам люди находили своего родственного предка в животном, птице, дереве, местном предмете. У одного рода священным предком (тотемом) считался медведь, у другого — кенгуру, у третьего — ястреб, у четвертого кедр или рябина. Обычно род и назывался именем своего воображаемого предка. Убивать животное-тотем для еды, обламывать дерево-тотем для бытовых нужд запрещалось. Но для ритуальных церемоний люди убивали одного из своих «священных предков», ели его мясо, пили кровь. Для ритуалов люди снимали плоды с почитаемого дерева, черпали воду из запретного ручья. Поедая тело тотема, они думали, что впитывают при этом его силу и мудрость.
  Пережитки тотемизма оставили заметный след в более поздних религиях. Отзвуки тотемических обычаев, пройдя сквозь тысячелетия, сохранились и в христианстве. Вкушая во время причастия хлеб и вино, которые после процедуры освящения якобы становятся телом и кровью Христа, церковные прихожане и теперь еще верят, что они получают от этого таинства заряд божественной святости. Форма обряда изменилась, но культовая символика осталась прежней: поедание почитаемого существа.
  Сознание первобытного человека продолжало конструировать всё новые и новые религиозные представления. На смену верованиям в невидимых двойников пришла вера в существование души. Понятия о душе на разных этапах развития человечества были разными, исторически изменявшимися. Было время, когда представления о душе связывались с кровью, дыханием, органами тела и т. д. Потом ее стали считать бесплотной, невидимой. Со временем понятия о душе стали не только обязательным, но и главным элементом всех религий. Спасение воображаемой души и в наше время остается главной заботой искренне верующих в бога граждан.
  Вера в существование души привела людей к вере в загробную жизнь. Им казалось, что человек живет на земле до тех пор, пока его душа не покинет телесную оболочку. Душу считали бессмертной. А раз так, то для размещения нетленных душ требовалось более или менее подходящее место. И коллективное воображение людей создало мнимые пространства «того света», загробного мира — таинственного обиталища, спрятанного где-то от взоров живых соплеменников.
  В первобытном обществе не было представлений о рае и аде. Людям казалось, что души покойных ведут такую же жизнь, к какой они привыкли на земле: душа охотника выслеживает душу зверя, душа хранителя огня запасает хворост для костра, душа собирателя кореньев бродит по лесам. Понятия о рае и аде сложились позже — в классовых обществах, когда и на земле жизнь была для одних раем, а для других адом, когда одни блаженствовали в сытости и довольстве, а другие умирали от голода и истязаний.
  Уверенность в реальном существовании загробного мира была столь велика, что, когда родовому старейшине хотелось передать умершим родственникам какое-либо известие, он посылал на «тот свет» специального гонца — давал верному человеку поручение и убивал его. Считалось, что душа убитого отправится в обитель теней и перескажет там все земные новости.
  Живучесть древних верований удивительна. Порой и в наше время они проявляются в самых неожиданных ситуациях. В 1980 году я был на похоронах в одном районном городке. Траурная тишина, печальные лица, слезы родных… И вот приходит в квартиру соседка, шепчется с плачущей женой покойного и кладет в гроб добротные кожаные ботинки. После мне объяснили, что у соседки недавно умер отец, его похоронили в тапочках, а потом дочери приснилось, что он жалуется: мерзнут ноги. Вот она и решила исправить ошибку. Купила и «отправила» покойному отцу теплые ботинки.
  Первобытные люди «заселили» окружающий мир множеством иллюзорных бессмертных душ. Они не отодвигали загробный мир далеко от себя. Дикарю казалось, что души покойных незримо присутствуют рядом и постоянно ведут свою таинственную чудотворную работу— помогают или вредят, приносят радости или насылают несчастья. Складывались представления о добрых и злых духах — демонах. Души предков и сородичей причислялись к добрым духам, а души врагов и чужеродцев — к злым.
  С верой в духов-демонов тесно переплетается суеверный культ предков. Почитание умерших родителей у многих племен преобладало над всеми другими религиозными верованиями. Люди долго помнили предков своего рода и верили, что они и после смерти приглядывают за живыми наследниками, помогают им добывать пропитание, заботятся о потомстве, оберегают общину от бед и болезней. Места захоронения предков считались священными. Их черепа и кости хранили в святилищах и поклонялись им.
  Религиозное сознание постоянно побуждало человека стремиться к общению с воображаемым сверхъестественным миром. Он то просил у этого мира помощи и защиты, то сам пытался управлять иллюзорными силами. Применялись словесные заклинания, ритуальные пляски, различные колдовские действия. Чтобы вызвать дождь, забирались на деревья и лили из сосудов воду на землю. Чтобы отогнать от стойбища злых духов, зажигали костры и плевками обозначали запретную для враждебных сил черту. Перед охотой рисовали контуры зверя и кололи рисунок копьями. Заболевшего человека обливали водой из священного водоема, чтобы смыть недуг. Подобные попытки воздействия на несуществующие чудотворные силы мы называем сейчас магией, шаманством, чародейством.
  Различные формы магии присущи всем без исключения религиям. Всякая молитва — это обращение к объекту, которого в природе нет. Всякий религиозный обряд — это попытка привлечь внимание небесных владык к нуждам и потребностям верующих. Мало кто из нынешних верующих задумывается над тем, что, к примеру, обряд христианского крещения построен в основном на магических манипуляциях. Священник произносит заклятия против несуществующего дьявола, дует в лицо ребенку, чтобы отогнать от него воображаемых злых духов. Участники обряда трижды плюют на иллюзорную «нечистую силу». Свечи при крещении горят потому, что «нечистые» боятся огня. Освященная вода будто бы смывает с младенца первородный грех. От того, что обряду крещения придан вид торжественной и благообразной церемонии, шаманство не перестало быть шаманством.
  Овладев сознанием человека, религиозные верования стали оказывать большое влияние на его мысли и чувства, на его поведение, на весь образ жизни. Он начал тратить часть своей энергии на моления, заклинания, на задабривание мнимых «помощников». Он перекладывал часть своих забот на фетиши, тотемы, добрых духов, умерших предков. От этого реальные условия его повседневного бытия, конечно же, не улучшались. Воображаемые силы и помощь могли оказать только воображаемую. Фактически человеку все равно приходилось решать свои насущные проблемы самому — добывать еду и питье, искать укрытие от непогоды, прятаться от хищников, защищаться от врагов. Вера в поддержку чудотворных сил давала людям утешение, но не прибавляла им побед в борьбе с природными и общественными стихиями. Тут будет уместно вспомнить слова К. Маркса: «Слабость всегда спасалась верой в чудеса; она считала врага побежденным, если ей удавалось одолеть его в своем воображении посредством заклинаний…» 
  Современные богословы говорят, что религия будто бы испокон веков служила человечеству духовным факелом, что сам господь вывел первобытного дикаря на путь цивилизации. На самом же деле вера в сверхъестественную помощь давала ложные представления о человеческих возможностях, толкала первобытных людей на ошибочные решения и поступки. Где можно было уберечь себя от опасностей, наши далекие предки, надеясь на иллюзорную защиту, нередко погибали. Где можно было без опаски двигаться вперед, они из-за суеверного страха топтались на месте или двигались назад. Религиозные верования тормозили продвижение человечества к более совершенному жизненному укладу, сдерживали закономерную поступь общественного развития.
  Религия направляла на ложный путь природную любознательность, познавательные устремления первобытных людей. Овладев сознанием человека, она крепко держала его мозг в клещах мистики и страха. Наблюдения за окружающей средой, осмысление закономерностей природы, изучение свойств вещей то и дело подменялись ошибочными догадками, фантастическими вымыслами, иллюзорными заблуждениями.
  Пустоцвет есть пустоцвет. Цветет красиво, а полезных плодов, увы, не дает. К свету истинных знаний человечество с младенческого возраста пробиралось сквозь путаные дебри религиозных понятий и представлений. Есть люди, которые плутают в этих дебрях до нынешнего дня.
  Любопытно, что в родовых и племенных религиях, сохранившихся поныне в некоторых районах Азии, Африки, Океании, Австралии, Южной Америки, ученые и в наши дни наблюдают отчетливые проявления первобытных верований. У одних племен преобладает фетишизм или тотемизм, у других — культ предков или поклонение многочисленным духам, у третьих — древние верования смешаны с христианством, исламом или буддизмом.
  Буржуазные идеологи стремятся затормозить прогресс в отсталых странах многими способами, в том числе и оживлением старых племенных религий. Ведь чем темнее останется сознание колониальных народов, тем легче их угнетать.

                              МНОГОБОЖИЕ

Беседа 2. Демоны превращаются в богов + Боги-господа и боги-профессионалы + Слияние верований + Небесные страдальцы.

  Каждый, кто изучал школьный курс истории древнего мира, знает, как в недрах общинно-родового строя зарождались рабовладельческие государства. Процесс разделения первобытного общества на бедных и богатых, на рабов и рабовладельцев был очень длительным. Формы древнейших государств были неодинаковы. В одних правили старейшины, в других — единовластные вожди, в крупных племенных объединениях появились цари.
  Большой пестротой отличались и религиозные воззрения племен и народов, объединенных государствами. У охотников были одни верования, у кочевых скотоводов — другие, у оседлых земледельцев — третьи. Складывались племенные и национально-государственные религии, которые отражали земную жизнь людей, их повседневные занятия, природные условия, общественные отношения, социальные порядки. То, что люди видели вокруг себя, они бессознательно переносили и в иллюзорный сверхъестественный мир.
  Все древние религии восприняли в наследство от первобытного общества культовые представления о духах-демонах. Рабы, воины, слуги, господа — все верили в то, что в мире действуют десятки и сотни неуловимых и невидимых существ, добрых и злых, дружественных и враждебных. Древнему человеку казалось, что вездесущие демоны следят за сменой дня и ночи, чередуют зиму и лето, насылают урожайные дожди или знойные суховеи, плодят зверей и птиц, приносят людям радость или горе.
  Разложение родового строя привело к нарушению равенства не только среди людей, но и среди воображаемых демонов. Как в племенах выделялась разбогатевшая знать, так и среди демонов появились господа и подданные. Тем демонам, которых человеческая фантазия сделала наиболее сильными, поклонялись чаще, жертвы возлагали щедрее. Самым «влиятельным» из них стали давать имена. Их мнимые функции и полномочия неимоверно расширились. Так часть демонов постепенно превратилась в могущественных и властных богов. Возникли многобожные религии (политеизм).
  Здесь следует подчеркнуть один очень важный момент в истории религий. С тех пор как правящая верхушка начала использовать авторитет богов для личного обогащения и укрепления своей власти, религиозные верования приобрели классовый характер. Религия стала орудием закабаления и угнетения людей. Волю богов подданные узнавали теперь из уст земных повелителей. Вспомните рассказ из школьного учебника о каменном столбе с законами Хаммурапи. В XVIII веке до н. э. этот вавилонский властелин писал о себе: «Я, Хаммурапи, царь справедливый, которому бог солнца даровал законы. Мои слова превосходны, мои дела бесподобны». А в законах этого «бесподобного» что ни статья, то повеление: убить, отрезать пальцы, избить плетью, отдать в рабство.
  Вместе с появлением царей в сознании народа складывались религиозные представления и о своем главном божестве. Из наиболее почитаемых богов на первое место выдвигался тот, который казался самым сильным, властным и грозным. Над всеми остальными богами поднимались главные племенные и национальные боги. Так, в Древнем Египте бог солнца Ра считался царем всех богов. Как фараон стоял над людьми, так Ра стоял над богами. Ясно, что каждый народ считал своего главного бога самым могушественным и мудрым.
  С возвышением в религиозном сознании человека силы и могущества богов менялось и их воображаемое место в пространстве. Если многочисленные духи-демоны казались близкими, приземленными, чудились рядом, то боги отделяются от земли, поднимаются на высокие горы и даже возносятся на небеса.
Древним людям и в голову не приходило, что их предки и они сами создавали образы могучих сверхъестественных владык собственным воображением. Они были убеждены, что боги существуют реально. Это один из вечных парадоксов религии — создать себе кумира, а потом искренне верить, что кумир управляет тобой, заботится о тебе, сурово наказывает за непослушание.
  Исследования ученых показывают, что судьбы богов всегда зависели от судеб племен и народов. Это можно проследить на примере египетских номов,  их много-кратных государственных расколах и новых объединениях в Древнем Египте. Возвышались номы — возвышались и их боги. Падали номы — падало и влияние их богов. То же было в Ассирии: когда возвысился Вавилон, его бог Мардук стал верховным в ассиро-вавилонской религии. Борьба богов — это прежде всего борьба племен и народов.
  В больших государственных объединениях, где власть царя простиралась на почитателей многих богов, системы культовых верований становились сложными и запутанными. Обычно победители силой навязывали свою религию побежденным, но местные жители еще долго помнили своих прежних небесных покровителей. Происходило слияние различных верований. В процессе формирования государственных религий боги объединенных народов перемешивались в сознании людей. Местные  верования придавали господствующей религии свои привкусы и оттенки.
  Со временем в государствах сложились религиозные представления о своеобразных небесных «правительствах» (пантеонах), в которых каждый бог занимал соответствующую его рангу ступеньку. Состав божественных пантеонов, как правило, отражал структуру земной государственной власти.
  В некоторых случаях религиозное сознание людей соединяло, сливало в один образ нескольких богов. Например, у древних египтян почиталась божественная троица — Осирис, Исида и их сын — человеческий спаситель Гор. Была своя троица в Индии: Брахма, Вишну и Шива. Шиву индийцы рисовали с тремя головами. О христианской троице (бог-отец, бог-сын и бог — дух святой) мы расскажем в другой беседе.
  В усложнившихся религиях главные и подчиненные боги приобретали соответствующие их месту в пантеоне полномочия, способности и даже профессии. Одни божества стали покровителями земледелия, другие — скотоводства, третьи — ремесла или торговли. Почитались боги солнца, луны, огня, ветра, дождя. Были боги и богини плодородия, мудрости, кузнечного дела, мореплавания, войны, виноделия, семьи, любви, домашнего очага, веселья… Всех не перечислить! У древних римлян даже сточные канализационные трубы, испускавшие отнюдь не священный запах, имели свою покровительницу — богиню Клоакину.
  Образы многочисленных богов Древнего Востока, Греции, Рима дошли до нас в литературных памятниках, скульптурах, фресках, рисунках. Все эти находки свидетельствуют, что чаще всего воображение людей создавало богов по образу и подобию человеческому. Почти все греческие боги, проживавшие будто бы на  горе Олимп, а также римские боги и богини выглядят как физически крепкие, красивые и сильные люди. Причем олимпийские боги во главе с Зевсом были «расставлены по чинам» в точном соответствии с социальным строем греческого общества. Как и люди, фантастические боги боролись между собой, трудились и развлекались, радовались и страдали. Как и людям, им будто бы требовались жилища, еда, питье, одежда, оружие. Жертвоприношения совершались с намерением накормить богов, вызвать у них доброе настроение, сговорчивость, желание помочь людям.
  Считая богов похожими на людей, народы создавали иллюзорные образы не только могущественных и удачливых небесных владык, но и образы богов-страдальцев. В красочных мифах эти добрые и поначалу несчастные герои подвергаются гонениям и унижениям, бесславно погибают, но потом в награду за перенесенные мучения воскресают (оживают), становятся бессмертными, возвышаются над другими богами и спасают народ от бед и страданий. Такими воскресшими богами были Мардук у вавилонян, Адонис у финикийцев, Осирис у египтян. Подобные мифы послужили потом основой для легенды о смерти и воскресении Христа.
  Многобожные религии исполнили роль как бы переходного моста от первобытных верований к единобожию (монотеизму). Вера в единого бога не могла бы возникнуть без той благодатной почвы, которая была подготовлена для нее многобожием.
Почему-то бытует мнение, будто политеизм отошел в историю вместе с рабовладельческим строем, что христианство и ислам вытеснили и похоронили многобожные культы. Подобные суждения не раз слышал не только от школьников, но и от студентов. А ведь это не так. Многобожные религии живут и поныне.
Одна из трех современных мировых религий — буддизм, возникший намного раньше христианства и ислама (в VI—V вв. до н. э.),— требует поклонения множеству будд, святых и местных богов. Миллионы верующих буддистов в Южной, Юго-Восточной и Восточной Азии и сегодня возносят молитвы многобожным пантеонам. В Советском Союзе последователей этой религии насчитывается очень мало, поэтому о ее истории и особенностях вероучения мы говорить не будем. Своеобразные формы многобожия представляют собой индуизм в Индии, синтоизм в Японии, конфуцианство в Китае.
  Реакционные силы и сейчас стараются использовать эти религии в своих целях. Например, в Индии подстрекаемые из-за рубежа религиозные фанатики и нарушители законов (экстремисты) добиваются разделения страны, вносят раскол в ряды трудящихся, пытаются возродить кастовое размежевание народа. В Японии поощряются религиозные церемонии, пропагандирующие исключительность и превосходство японской нации над другими народами. С целью отвлечения людей от политических и социальных проблем в буржуазных странах создаются всевозможные секты и группы, проповедующие мистику восточных вероучений. В эти секты усиленно вовлекается молодежь. В западной печати появился даже новый термин — «молодежные культы». Особенно быстро эти реакционные «культы» распространяются в странах НАТО. Например, созданное в 1966 году так называемое «Общество сознания Кришны» имеет свыше сорока организаций в США и большие группы последователей в ФРГ, Англии, Франции, Голландии и других странах.  Империалистические спецслужбы пытаются внедрять идеи подобных организаций и в нашей стране.
  Когда мы говорим о многобожных религиях, не надо думать, что речь идет только о Зевсе, Геракле, Прометее и других благородных героях греко-римской мифологии. Надо помнить о сущности религии. А сущность религии не меняется от того, одному богу поклоняются верующие или многим.

                                      ИУДАИЗМ.

Беседа 3. Библия и Талмуд + Карьера всевышнего + Козел отпущения + «Ты избрал нас…»

  Иудаизм — это религия, связанная с историей еврейского народа.
Источником веры поклонники иудаизма признают ветхозаветную часть Библии и Талмуд. Поскольку названия Библия, Ветхий завет, Новый завет будут часто употребляться в наших беседах, сразу скажем, что они означают.
  Библией называют невероятно пестрое и многослойное собрание сочинений, созданных за полторы тысячи лет (с XII в. до н. э. по II в. н. э.) великим множеством авторов. Библия делится на две большие части: Ветхий завет и Новый завет. В Ветхом завете сказано о боге-творце, еврейских царях и пророках, изложены так называемые законы Моисеевы, составляющие зерно иудейской веры. В Новом завете говорится о Христе, его учениках-апостолах, о евангельских заповедях.
  Что касается Талмуда (вспомните значение слова «талмудизм»), то он представляет собой сборники религиозных, нравственных, правовых, бытовых, лечебных, хозяйственных и других указаний иудеям. Около тысячи лет назад иудейские толкователи Библии запретили не только изменять тексты Талмуда, но даже увеличивать или сокращать число листов при его переписке. В этом навечно окаменевшем творении наряду с рассуждениями о боге помещены сотни запретов и повелений, касающихся еды, одежды, домоводства, отдыха и многих других сторон повседневной жизни.
  Когда-то древнееврейские (семитские) племена занимались кочевым скотоводством на просторах Аравийского полуострова. В XIII веке до н. э., завоевав плодо-родные земли Палестины, они начали переходить к оседлому образу жизни. В XI—X веках до н. э. произошло объединение еврейских племен в единое Израильское царство.
  Задолго до этого некоторые кочевые семитские племена поклонялись демону пустыни Яхве. С разделением еврейского общества на классы Яхве стал главным божеством племени иудеев, которое при образовании Израильского царства сыграло решающую объединительную роль. Священные функции других племенных богов были постепенно перенесены на одного Яхве. Малоизвестный в прошлом, он стал почитаться как великий и могущественный небесный покровитель всего царства. Единому земному правителю соответствовал и единый небесный бог. Как указывал Ф. Энгельс, «единый бог никогда не мог бы появиться без единого царя»  .
Однако признание Яхве верховным богом царства еще не означало полного перехода к единобожию. Собственный национальный бог не мешал древним израильтянам верить в существование других национальных бо-гов. Они считали вполне естественным, что филистимляне, например, поклоняются богу Дагону, маовитяне — богу Камошу, другие народы — своим главным богам.
  Государственное единство еврейских племен оказалось недолговечным. Поскольку Палестина в течение многих веков находилась на перекрестках путей у различных завоевателей (ассирийских, вавилонских, персидских, греческих, египетских, римских), это привело к расселению поклонников бога Яхве по другим землям. Географическое распыление иудеев вызвало определенные особенности в дальнейшем развитии их религии.
  Оказавшиеся на чужбине, иудеи продолжали верить в силу своего небесного царя, не теряли надежды на то, что рано или поздно он откликнется на их молитвы. Но, чтобы эти надежды осуществились, божественная власть Яхве должна была охватывать не только Палестину, а и все те многочисленные страны, где жили теперь иудейские общины. Волей-неволей верующим приходилась думать о Яхве не только как о собственном иудейском боге. Их религиозным мечтаниям прежний национальный владыка небес уже не соответствовал. У них возникла социальная и психологическая потребность в боге всемирном, вселенском, который мог бы показать свое могущество перед всеми народами.
  Восстановим в памяти уже приведенные выше слова из работ К. Маркса и Ф. Энгельса о том, как земные силы принимают форму неземных и как слабость спасается верой в чудеса. Когда угнетенным, темным, суеверным массам очень хочется получить помощь от сверхъестественных сил, хочется с помощью чуда преодолеть свое бессилие перед тяготами жизни, им на выручку приходит религиозное утешение — радости реальные подменяются радостями воображаемыми, коллективные желания перерастают в коллективные иллюзорные убеждения.
Поклонники Яхве дождались исполнения своей религиозной мечты. В их сознание внедрился такой бог, какой соответствовал их образу жизни, общественным отношениям, коллективным настроениям.
  В расширении «полномочий» иудейского бога немалую роль сыграли и могущественные земные владыки, завоевывающие огромные территории. В фантастическом могуществе поднятого над миром Яхве отразились черты всесильных государственных правителей древнего мира.
  Таковы основные ступени в многовековой «карьере» всевышнего. Так демон пустыни Яхве из племенного божка превратился сначала в общееврейского бога, а потом был вознесен и на трон бога всемирного — творца и повелителя вселенной.
Чтобы подчеркнуть единственность и всемирность своего бога, иудейские жрецы запретили верующим называть его по имени — имена нужны богам тогда, когда их много. Личное имя Яхве заменялось словами «бог», «господь», «творец», «всевышний» и пр.
  В процессе становления единобожной религии все функции, которые в прошлом «исполняли» десятки богов, были возложены на одного Яхве. Остальные божества отодвинулись на задний план и заняли в религиозных мифах места святых исполнителей господней воли — библейских праотцев, архангелов, пророков и т. д.
В ветхозаветных мифах нашла отражение и идея о страдающих святых. Им отводилась роль будущих заступников рассеянного по миру иудейства. Нежелание бога вернуть израильтянам былое единство объяснялось тем, что господь будто бы рассердился на своих поклонников и отказался от заключенного с ними договора (завета) из-за маловерия и греховности народа. Следовало заслужить, чтобы бог сменил гнев на милость и прислал на землю спасителя, мессию, помазанника небесного. Но время шло, а реальный мессия не появлялся. Тогда религиозная фантазия иудеев создала образ некоего страдающего божественного существа, готового пожертвовать своей кровью ради спасения людей.
  Религиозные представления о спасителе, готовом взять людские грехи на себя и таким образом избавить народ от божьего гнева, сохранились у евреев от старых племенных верований. Древние боги великодушно «позволяли» переносить грехи одних людей на других и искупать провинности перед небесами жертвоприношением. Грехи можно было перекладывать и на жертвенных животных. Бытовал такой обряд: брали черного козла, жрец возлагал на него руки, перечислял дурные поступки собравшихся вокруг людей, потом прогонял козла в пустыню. Считалось,что грехи переходили с людей на козла и бесследно пропадали вместе с ним. Можно было копить новые грехи до очередного козла отпущения. «Козел отпущения» — так и сейчас иногда называют человека, которому приходится страдать за чужую вину.
  Важное место в иудаизме занимает вера в богоизбранность еврейского народа. В одной из иудейских молитв и сейчас говорится: «Ты избрал нас из всех народов, полюбил нас, благоволил к нам, освятил нас». Вознеся своего бога над всеми другими богами, иудеи бессознательно возносили и себя над всеми другими народами.
  В нынешнем Израиле иудаизм является государственной религией. Его правители используют Библию и Талмуд для духовного обуздания трудящихся масс и для идейного оправдания агрессивной внешней политики. Израильские законы, судопроизводство, многие правительственные решения строятся на религиозных принципах. Достаточно сказать, что, поскольку Талмуд учит отдавать субботы молитвам, в Израиле в эти дни запрещено движение общественного транспорта, закрыты кинотеатры. Иудаизм считает свинину недозволенной пищей, поэтому израильские законы запрещают заниматься свиноводством. В школах одним из главных предметов изучения является Ветхий завет.
  Религиозную идею о богоизбранности иудеев реакционная верхушка Тель-Авива положила в основу расистской теории о превосходстве евреев над арабами и другими народами.
  Иудейская религия широко используется заправилами международного сионизма. Сионизм — это идеология, политика и система организаций крупной еврейской буржуазии, сросшейся с империалистическими кругами Запада, в первую очередь США. «Наш иудаизм и наш сионизм обоюдно обусловливают друг друга»,— говорил первый израильский президент Вейцман. Сионисты борются с революционными и национально-освободительными движениями, сеют вражду и ненависть между народами, всячески мешают укреплению мира на земле и оздоровлению международной обстановки. Опираясь на иудейскую религию, они выдвинули неосуществимый и провокационный лозунг объединения евреев всех стран под властью сионистского «всемирного правительства». Сионистские организации тратят много усилий на разжигание националистических и эмигрантских настроений среди евреев, проживающих в социалистических странах.
  В Советском Союзе верующие евреи встречаются редко. Это в основном пожилые люди, пенсионеры, домохозяйки. Но не остановиться на иудейской религии мы не могли, поскольку она является прямой исторической предшественницей христианства.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ КНИГИ Ю. ШВАРЕВА МОЖНО ПРОЧЕСТЬ ПО ССЫЛКЕ http://www.proza.ru/2014/09/26/1791

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *