ОЛЕГ ТРОФИМОВ. К ИСТОРИИ НАПИСАНИЯ ПЕСНИ «СИНИЛЬГА»

Рейтинг

К ИСТОРИИ НАПИСАНИЯ ПЕСНИ «СИНИЛЬГА» 

Памяти Ивана ЕРЕМЧУКА 

Впервые я услышал эту песню летом 1976 года на борту теплохода «Александр Матросов», совершавшего туристический круиз по реке Енисей по маршруту Красноярск – Диксон. Однажды вечером, на палубе теплохода, молодой мужчина хорошо поставленным приятным голосом спел, без инструментального сопровождения, песню «Синильга», которая сразу привлекла внимание своей необычностью, но имя автора этой песни долгие годы оставалось мне, как и большинству любителей бардовской песни, не известным.  

В самом начале ХХI века, в журнале «Гитара по кругу», издававшемся недолгое время в Новосибирске, Алексей Горшенин в увлекательной статье рассказал, что автором песни «Синильга» является поэт Геннадий Карпунин, с 1971 г. работавший в журнале «Сибирские огни», а с 1988 г. по 1998 г. руководивший этим журналом. Более подробное жизнеописание Г. Карпунина под названием «Последний герой» «Сибирских огней» А. Горшенин  опубликовал в журнале «Сибирские огни» (2009, № 3) к 70-летию автора http://magazines.russ.ru/sib/2009/3/go14.html 

 

Казалось бы, вопрос закрыт, авторство установлено…  

Между тем, два года назад, когда для нас давно привычными стали сокровища интернета, я решил уточнить год написания песни «Синильга» и открыл для этого «Международный портал авторской песни»  http://www.bards.ru/ Кроме того, занозой сидел в сердце вопрос: является ли Геннадий Карпунин автором музыки-мелодии?  

Каково же было моё изумление, когда я не только не нашёл ответа на эти вопросы, но вообще не обнаружил в персоналиях такого автора – Геннадий Карпунин! Хранил гордое молчание всеобъемлющий портал и о чудесной песне «Синильга», песне, которая заманила в «страну Синегорию» поколение романтиков и мечтателей… Вот как пишет об этом Ольга Блинова:  

«Всенародной стала его «Синильга». Не случайно на фестивале бардовской песни в середине шестидесятых годов она была признана лучшей песней года с красноречивым пояснением: «автор неизвестен, слова и музыка народные». Это, пожалуй, самая высокая похвала для поэта. Безвестная известность» http://tunguska.tsc.ru/ru/science/tv/9/5/ 

Я понял, что эту несправедливость нужно немедленно исправлять, и умчался в город юности Томск, в Сибирские Афины, к альма-матер. Родной ТГУ – Томский государственный университет, незабываемая Университетская роща… Я разыскал легендарного организатора и КОМАНДОРА экспедиций к Тунгусскому метеориту – Плеханова Г.Ф., как оказалось, единственного из оставшихся в живых человека, причастного к созданию мелодии знаменитой песни.    

Плеханов Геннадий Фёдорович, 1926 года рождения, доктор биологических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, о сочинении песни «Синильга» поведал мне 11 июня 2015 г. в г. Томске следующее.  

Стихотворение «Синильга» было написано поэтом Геннадием Фёдоровичем КАРПУНИНЫМ (22.03.1939 – 23.12.1998), участником КСЭ (Комплексная Самодеятельная Экспедиция по изучению тайны Тунгусского метеорита),  вероятнее всего, в 1961 году. Стихотворение имеет посвящение «Любаше Д.». «Космодранцы», как именовали сами себя исследователи Тунгусского метеорита, знали, что Любаша Д. – это Любовь Дёмина (Некрасова), жена активного участника КСЭ Дмитрия Дёмина.  

Впервые Плеханов Г.Ф. услышал это стихотворение в исполнении автора, Карпунина Г.Ф., который, однако, мелодии песен не сочинял, на гитаре не играл и особыми вокальными данными не отличался, пел обычно, как все

Обстоятельства сочинения мелодии песни «Синильга» описаны Плехановым Г.Ф. в книге «Тунгусский метеорит. Воспоминания и размышления», Томск, изд-во Томского университета, 2000. 

«Вспоминаю и коллективное «сочинение» её мелодии. Было это промозглой осенней ночью возле какого-то стога сена под Новосибирском, куда меня, приехавшего на несколько дней, затащила местная КСЭшная братия отдохнуть в субботу-воскресенье.  

Горел слабенький костер, пели песни, подбирали мелодию к «Синильге», которая только что была озвучена. Тогда в моде была старинная русская песня «Пара гнедых», и Римма Кожемяк (Ваулина) ее запела, а Дима Дёмин при исполнении очередного куплета вставил туда слова из «Синильги». Всем понравилось. Спели раз, другой, где-то изменили первоначальную мелодию, где-то добавили кое-что от себя, и пошла песня гулять по белу свету». http://tunguska.tsc.ru/ru/lyrics/prose/plekh/4/38/ (Выделено мной. – Т.О.И.) 

Г.Ф. Плеханов уточняет, что происходило это осенью 1962 года, а в сочинении мелодии участвовали Римма Кожемяк (Ваулина), Алёна Бояркина, Дмитрий Дёмин, сам Плеханов Г.Ф. и, возможно, Леонид Шикалов. Всё композиторское действо продолжалось не более пятнадцати минут.  Карпунин Г.Ф. на этом мероприятии не присутствовал.  

Расспросить других участников этого исторического события невозможно, т.к. все они, к великому сожалению, уже ушли из жизни. 

Таким образом, датой рождения песни «Синильга» следует считать осень 1962 г., Карпунин Г.Ф. является автором стихотворного текста, который написан им в 1961 или в 1962 годах, мелодия песни сочинена любительским коллективом (Кожемяк /Ваулина/ Римма Фёдоровна, Бояркина Алёна Петровна, Дёмин Дмитрий Валентинович, Плеханов Геннадий Фёдорович и Шикалов Леонид Фёдорович), взявшим за основу мелодию известного русского романса «Пара гнедых».  

Поскольку мелодия песни родилась и живёт в народе, передаётся изустно, стала частью фольклора и не закреплена нотными знаками,  постольку, на мой взгляд, музыку можно считать народной.  

Полагаю необходимым процитировать канонический текст песни, так как стихи в течение долгой таёжной, туристской и безымянной жизни изменялись от исполнителя к исполнителю: «иная страна» превращалась в «злую судьбу», «Южное болото» – в «сонное», «роса голубая» стала «золотой» и т.д., и т.п. И это не упрёк исполнителям, а неизбежный процесс фольклоризации художественного произведения, утратившего авторство. Так Юрий Алексеевич Кукин перед исполнением своей песни «За туманом», которая тоже подвергалась многочисленным народным переделкам, говорил: «Чтобы навести в этом деле порядок, я спою первое издание…». 

(Стихотворение опубликовано в альманахе «Синильга. Стихи, песни, баллады». Новосибирск, Сибирский писатель, 1996, стр. 48). 

Специальное пояснение для «племени младого». «Иная страна» в стихотворении – это не заграница, не эмиграция, а вольный и суровый мир тайги и мужественных людей, «презревших грошевой уют». 

Замечательно пишет об этом Алексей Горшенин: 

«КСЭ уже само по себе явление уникальное. Как говорит ее отец-основатель профессор Г. Плеханов (по экспедиционной терминологии – Командор), “это неформальная организация, у которой не было ни устава, ни членских билетов. Пришел, работаешь – ты член организации… Здесь нет избираемых или назначаемых должностей, нет никакой иерархии… Неважно – академик ты или недоучившийся студент…” Куда более важным стало другое: несмотря ни на какие перемены в общественном климате, КСЭ, сплоченная некой высшей астрально-космической силой, осталась верна своей программе. Первый поход в тунгусскую тайгу состоялся в 1959 году. С тех пор по “тропе Кулика” прошло более тысячи человек. 

Несмотря на четкую научную цель походов КСЭ – найти Метеорит и прояснить тайну его падения – есть подозрение, что большинством “охотников за метеоритами” двигала не только (а может, и не столько) она. “Тунгусское диво” стало для них своего рода культовым знаком иной жизни – противоположной обрыдлому существованию в привычном обывательском мире. Об этой жизни мечтали долгими зимними вечерами в грязных своих городах, с тоской посматривая на северо-восток, к ней стремились, как к глотку свежего живительного воздуха». http://tunguska.tsc.ru/ru/science/tv/5/29/ 

Достойно сожаления, что и тогда, в романтические 60-е годы ХХ века, и нынче мало кто знает имя поэта, сочинившего «Синильгу».  

(Я с глубокой печалью вспоминаю своего друга Ивана Яковлевича Еремчука: геолог, гитарист, прекрасно исполнявший как «Синильгу», так и множество других бардовских песен, бессменный комендант, организатор и душа фестиваля «Солнцеворот», жизнерадостный и надёжный человек, всеобщий любимец, наш дядя Ваня, недавно навсегда покинувший и осиротивший нас…)  

И последнее. Синильга (в переводе с эвенкийского – снег) – имя тунгусской красавицы, шаманки, мистический и мерцающий образ, созданный писателем Вячеславом Шишковым в его эпохальном произведении – романе «Угрюм-река». 

 

Геннадий Карпунин 
(Выпускник радиотехнического факультета ТПИ /Томский политехнический институт/, участник экспедиций 1960-1961 гг. к месту падения Тунгусского метеорита, поэт, исследователь древнерусской литературы, главный редактор журнала “Сибирские огни” /Новосибирск/)           

 

Синильга 

                                Любаше Д. 

Росу голубую склевала синица, 
Над Южным болотом дымится рассвет. 
Мы снова уходим, и снова Синильга 
Берёзовой веточкой машет нам вслед. 

Куда ж мы уходим и что же нас гонит, 
Куда же влечёт нас иная страна? 
Мы встретимся завтра в пустынном вагоне, 
И ты улыбнёшься:  «Привет, старина!». 

А помнишь, как вместе с тобою мы жили, 
Как слали проклятья бродячей судьбе? 
Мы станем иными, мы станем чужими, 
Изменим друг другу и сами себе. 

Ребята, ребята, мы будем бессильны 
Вернуть удивительный этот рассвет, 
Ведь только однажды, однажды Синильга 
Берёзовой веточкой машет вослед. 

Позднее Г. Ф. Карпунин написал ещё одно стихотворение  в продолжение темы, посвятив его на этот раз Дмитрию Дёмину. 

 

ВОСПОМИНАНИЯ О СИНИЛЬГЕ 

                                       Дмитрию Д. 

Росу голубую склевала синица.  
Над Южным болотом дымится рассвет.  
Уходят ребята, и долго Синильга  
Березовой веточкой машет вослед. 

Ребята уходят. Пустеет Заимка.  
Врезаются в плечи ремни рюкзака.  
Синильга, Синильга – манящая дымка,  
Куда убегает Тропа Кулика. 

Безмолвие сопок, молчанье болота.  
Лишь неумолкающий звон комаров.  
В те ночи светились огни звездолета  
И очи посланцев далеких миров. 

Уже зарастают следы катастрофы.  
На просеке старой цветет иван-чай.  
Синильга, Синильга… Забытые строфы  
Однажды на память придут невзначай. 

И снова – не надо ни славы, ни денег,  
Лишь только б шагать вековою тайгой.  
И что мне какой-нибудь там академик,  
Положим, Фесенков, иль кто-то другой! 

Рюкзак за спиною – попробуй, осиль-ка  
Он ношу такую, учёный тот дед!  
И песня со мною, в которой Синильга  
Березовой веточкой машет вослед. 

http://tunguska.tsc.ru/ru/lyrics/poetry/100/32/ 

 

 

Трофимов Олег Игоревич, 

г. Абакан, 2016 год. 

 

 

 

 

 

 

Здравствуйте, Олег и все-все-все абаканцы! 

Олег, большое спасибо за присланное тобой исследование. Это очень интересно и проливает свет на одну из незаполненных страниц истории авторской песни, в частности, и страны, вообще… Так широко известная и любимая людьми нашего поколения песня не может не иметь авторов. За каждой песней, считающейся народной, стоит конкретное имя или имена. Ведь народ не пишет песен, он лишь передает их из уст в уста, и народной песню можно считать только по отношению к ней (наша или не наша) людей, ее поющих и слушающих. Так что, спасибо тебе за то, что, раскопав имена авторов “Синильги”, сделал свою запись на белой странице истории. Будем знать то, чего прежде не знали. Всем большой привет и наилучшие пожелания. 

 

Ваш Валера Боков. 

 

Боков Валерий Дмитриевич (г. Казань) – известный бард, член жюри Грушинского фестиваля, фестиваля в Петербурге и многих других, участник и руководитель многих пеших, горных и водных походов по Южному Уралу, Алтаю, Западному и Центральному Кавказу, Фанским горам, Саянам… 

 

Дорогой Олег! 

Спасибо тебе за присланное исследование. С интересом прочла его. Ты проделал немалую работу, молодец! Я не большой специалист в этой области, но мне понравилось, как ты изложил материал. Читается легко и с интересом. Умничка!!! Еще раз за все спасибо! Будь здоров и позитивен! 

 

С уважением, Фарида. 

 

Фарида Мифтахутдинова (г. Казань) – геолог, работала в Сибири, сподвижница Валерия Бокова. 

 

Олег Игоревич! 

Спасибо за Вашу историю о “Синильге”! Вот теперь и я узнала о такой замечательной песне и об её авторе! Восстановлена история – небольшая её страничка, но близкая для участников события и важная для общей ИСТОРИИ. На бардовском портале уже можно внести имя АВТОРА в ряды бардов (известных всем, многим, некоторым или совсем немногим людям), своим творчеством заслуживших известность и признание! 

Я всегда “подозревала”, что у каждого, даже небольшого, события есть своя история, свои герои. Но не всегда есть рассказчик, который сделает эту, может быть небольшую, историю, известной и интересной другим.  

У Вас – получилось! Ваше эссе – это уже сама по себе отдельная небольшая история. Это настоящая исследовательская (вполне уместно сказать – научная) статья. С привлечением участника событий, изучением большого количества фактического материала и даже научной экспедицией.  И, самое главное, с собственным неравнодушным взглядом (это чувствуется!). 

  

Я даже ещё не читала, что сказал Валерий Дмитриевич (Боков) по поводу Вашего исследования. Решила, что вначале напишу свои мысли, а затем прочитаю  его письмо. Интересно сравнить, что увидел каждый из нас в Вашей работе. ПОЭТ и обычная я (хотя и не совсем обычная, если являюсь поклонницей В.Д.!). 

  

Думаю, Ваша работа будет востребована. Может быть, кто-то из родственников героев, упоминающихся в эссе, прочитает и ему будет приятно, что вспомнили. Не говорю уже о восстановленной справедливости. Может быть, кому-то будут нужны именно такие подробные факты о людях 20-го века! Всё может быть! 

 Интересно, что для Ивана Яковлевича эта песня была в числе тех, что ему нравились!  

 

Ольга Владимировна.  

Ольга Владимировна Брокерт (г. Абакан), врач. 

 

Ставлю самую высокую оценку. Классно написано! 

 

Кривоногов Виктор Павлович (г. Красноярск) – профессор, доктор исторических наук, этнолог. 

Комментарий “ОЛЕГ ТРОФИМОВ. К ИСТОРИИ НАПИСАНИЯ ПЕСНИ «СИНИЛЬГА»

  1. Уходят люди, и проходят времена.
    Каким был человек ты не узнаешь.
    Но часть души его наверное поймаешь,
    Когда прочтёшь в стихе его слова.

    Всё так не вечно, хрупко, безвозвратно.
    И лишь стихи превыше смертных тел.
    Когда прочтёшь, то станет всё понятно,
    Как будто мозг для мcыли вдруг созрел.

    Стихи как будто вестники общенья,
    Привет тебе, читатель, сквозь года.
    Дадут они причину для веселья,
    Смахнуть слезу придётся иногда.

    Но что за ум слова творил, с какой душой?
    Увы, нам не расскажет стих немой.
    Но хочется так мысли доверять,
    Что тянет всё опять перечитать.

     

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *